April 11th, 2021

white

Две вспышки

Прочитал тут роман Бориса Штерна (того, который редактор "Троицкого Варианта", а не того, который про робота Стабилизатора и инспектора Бела Амора) "Феникс Сапиенс".

(Удивительно что разница в возрасте между двумя Борисами Штернами всего три года, хотя я их воспринимал как писателей принципально разных эпох)

И захотелось мне сравнить историю о том, как человечество переживает солнечную вспышку, написанную в 2020 с историей о том как человечество переживает солнечную вспышку, написанной в 1992. Роджером Желязны и Томасом Томасом. Желязны, что характерно отстоит от Штерна максимум на одно поколение. Он всего на 13 лет старше.

Казалось бы - всего 30 лет прошло. Но у Желязны человеческая цивилизация образца конца XXI века осваивает Марс, на Луну проводятся экскурсионные туры, на околоземной орбите действуют санатории.

У Штерна как раз в этот период на Земле перестают издаваться бумажные книги (все уходит в облака) и неформальная организация Book Salvation Army пакует что удастя найти в кустарные железные ящики, в которых книги переживут ледниковый период и будут найдены археологами-герояеми романа. И в течение следующих ста лет единственными письменными памятниками, которые оставляет человечество, остаются надгробья.

У Желязны непризнанный менеджерами от науки ученый может снарядить за свой счет экспедицию для изучения активности Солнца. У Штерна в число героев эпохи "Большого охряста" ни один астроном не попал. Военный есть, географ есть, инженер есть, а астронома нет. Вот 16 тысяч лет спустя, в молодой развивающейся цивилизации снарядить экспедицию к краю тающего ледника героям вполне удается.

Результат вполне закономерен. У Желязны герои борются с последствиями вспышки как могут. Даже если до вспышки все они были беспечными и думали не о возможных опасностях будущего, а о карьере, выигрыше на бирже или в компьютерную игру, когда оно случается, они начинают вполне осмысленно бороться за жизнь. И в большинстве своем побеждают.

У Штерна 54% людей просто сидят в темных выстывающих квартирах и ждут, пока их придут и спасут. Не говоря уж о том, что отключение глобальных систем позиционирования начисто парализует автомобильный траффик и до вышедших из строя электростанций ремонтники просто не могут добраться. (странно, правда, что потом археологи находят такое количество остатков самолетов, накрытых ледником прямо на аэродромах. При такой зависимости от GPS большая часть самолетов не должна была до аэродромов долететь). Естественно, что цивилизация гибнет. Отказ энергосистем, исчезновение багажа знаний - книг-то уже нет, а облачные хранилища отключитилсь вместе с электричеством, кучи трупов, толпы беженцев, а значит эпидемии.

Выживажют буквально считанные анклавы в сельской местности которые как-то ухитряются на протяжении нескольких десятилетий поддерживать связь на реконструированном коротковолновом оборудовании, но и они постепенно деградируют до каменного века. И только через 16 тысяч лет начинается возрождение - из одного из таких анклавов бежит группа людей которая. освоив новые территории, начинает активно размножаться и через пару тысячелетий имеется миллиард населения и цивилизация, успешно раскапывающая останки предыдущей и поэтому проходящая путь технологического развития намного быстрее - умеющая учиться не только на своих ошибках.

Честно сказать, мне кажется довольно неправдоподобным столь длительный период стангации. Все-таки жители этих анклавов прошли жесткий отбор, туда попали люди способные самостоятельно действовать не просто так, а вопреки тому обществу в котором жили. И вдруг на десятки тысяч лет их потомки зависают в неподвижности.

Еще кажется неправдоподобным что ни в одном из анклавов за те десятилетия, пока оставались в ходу артефакты упавшей цивилизации, не научились плавить болотную руду и получать кричное железо.

Но в общем и целом картины влияния мощной солнечной вспышки на цивилизацию показанные в этих двух романах более-менее соответствуют мироощущению этих цивилизаций. В начале 90-х годов Желязны еще мог питать иллюзии, что несмотря на отдельные недостатки наша цивилизация живая и развивающаяся, способная преодолевать трудности И даже такой мощный удар, как опианная вспышка, не убивает её, а делает сильнее.

Штерн, похоже видит современную нам цивилизацию как загнивающую и дальнейшие два века развития должны ее привести в состояние когда она рухнет от малейшего толчка. И нужно будет заново пройти каменный век, чтобы подняться вновь. Оптимизм в его романе только в том, что он полагает биологический вид Homo Sapiens способным не просто совершить еще одну попытку, но и поучиться на неудаче нашей.

This entry was originally posted at https://vitus-wagner.dreamwidth.org/2243208.html. Please comment there using OpenID. Now there are comment count unavailable comments